?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В.АВАГЯН: ВЫЖИТЬ И СОХРАНИТЬСЯ!Кто может сегодня конкретно сказать в каком общественном строе мы теперь живём?

Или к какой общественной системе движемся?

И насколько кому она нравится или нет?

Есть ли у нас желание и стремление жить далее так, двигаться неизвестно куда, непонятно как и неясно зачем?

Ведь очевидно же, что складывающиеся в мировой практике экономические реалии ведут в никуда! При этом людей давно уже спрашивают об их мнении только клоуны на выборах, которые ничего не решают.

А люди, распределяющие блага, плевать хотели на мнение избирателей...

Выхолостив власть, отняв у неё распределение материальных благ, и тем самым лишив её предметности, современные прозападные элиты превратили избирательные процедуры в карнавал, а то и «секспросвет», в кружок уродов, которых избирают непонятно зачем, потому что они всё равно ничего не решают…

Народы и континенты принуждают непонятно к чему и гонят куда-то в никуда. Мы капитализм проходили в XIX веке, социализм в ХХ, а сейчас что – снова капитализм? Да нет же, не войти в одну реку дважды…

Мы живем в высокотехнологичном (пока) обществе, в котором имеются все предпосылки для обеспечения высокого уровня жизни людей.

Зачем – а главное, кто – заставляет основную масса сограждан жить чуть не впроголодь?

Экономический процесс потерял стимулы к расширенному воспроизводству, организацию труда сменила организация хищений.

Неприкосновенными объявлены чудовищные результаты «прихватизированного» богатства страны – которое за копейки было распродано, раздарено и разрушено…


Данный строй капиталистический? Нет, нам говорят языком Конституций, что живём мы в социально – ориентированном государстве, но занятом асоциальными практиками.

Возник аморфный и безликий общественный строй, в котором нет законов, а есть только капризы и прихоти правящих кланов, к тому же с извращённой одержимостью и направленностью.


Перемешались классический капитализм (со всеми его язвами), паразитирующий на социалистических пережитках (наследии), вклиниваются сюда элементы буржуазной демократии ХХ века, созданной адаптированной для противостояния соцлагерю хитрыми кейнсианцами.

Всё это и выглядит не ахти, и душа к этой эклектике не лежит. Встают идеи создания консервативного капитализма, но базис такой системы уничтожен вместе с его носителями - царской Россией. Восстановить его точно уже - не получится. Да и не дадут это сделать недруги в лице мировой за кулисы, - не это они готовили для нас, когда сокрушили царскую, а затем и советскую державы.

Их фирменный стиль – ложь, причем ложь гомерическая. Справедливы или несправедливы царский избирательный или столыпинский аграрный законы – но и царь, и Столыпин их принимали, чтобы по ним жить. И там была честность – хотя бы честность несправедливости.

Глобалисты никогда не выдают свои истинные намерения и интересы и обычно борются «за всё хорошее», якобы за ваши интересы. Глобалисты охотно обещают всем и всё, потому что изначально не собираются выполнять никаких обещаний.

Этим они, как угнетатели, существенно отличаются от царя и Столыпина. Там было угнетение, институализированное в форме несправедливого, но действующего закона. Здесь – угнетатель подвижен, как ртуть, изменчив, многолик, улыбчив – у него «как бы законы», «как бы выборы», «как бы международное право», и т.п. Суть его в частице «как бы».

Итог ХХ века: мы (человечество) вместо звёздных маршрутов тяжело, на пределе выживаем (не живем), сокращаемся в численности (притом что бурно размножаются варвары), мы находимся в безобразной античеловеческой системе, дышащей ненавистью и относящейся с пренебрежением к простым людям, к тем, кто берёг и оберегал страну, проливал кровь за неё и страдал.


Многомерная кубическая ложь системы создала стену отчуждения между людьми. Поняв и приняв коллапс страны как своё личное поражение, многие думающие люди разочарованы и обезнадежены, многие потеряли веру в человека, в себя.

Лживый капитализм, не желающий даже называть себя капитализмом, втиснул стену отчуждения параллельно с чудовищным расслоением общества. Либеральные необольшевики повернули на 180 градусов дело своих предков, продолжая как династии кровного этно-родовства с троцкистами, так и их политическую линию, замешанную на подлых, хитрых очковтирательствах массам.

Чудовищные реформы 1991 года продолжили кошмар 1917 года, а всю вину свалили на… Сталина! Преступники у власти называют преступниками тех исторических деятелей, которые подавляли преступность и строили человеческую жизнь на законных основаниях.

Мы на распутье. Мы постоянно задаёмся вопросом: а есть ли будущее у нынешней системы, названной «Новой Россией»? И куда девали при этом старую, не на помойку ли отнесли? У этой системы нет прошлого, всё прошлое ей враждебно, и как у дерева без корней, у неё не может быть и будущего: завянут побеги.

Возникшая система очевидным образом пожирает человека, наврав ему, что он сам своё пожирание выбрал на выборах. Она противопоставляет людей между собой, с одной стороны, и с неприкасаемыми из чиновничьей касты - с другой.


Её путь – это бесконечные и безысходные кризисы, инфляции, девальвации, деноминации, которые идут валом. Нет конца тревогам и стрессам людей: им предлагают создать из кризисов и чрезвычайных положений всю свою биографию.

Нам говорят: так у других. Во-первых, не так. Во-вторых – евразийским народам, сплоченным великой Русью, незачем учится у периферии цивилизации, зашедшей в безысходный тупик и пребывающей там в наркотической эйфории собственной исключительности.

Нам свой строй нужен, с родной идентичностью души и ментальностью, где и гармония, желание и вся палитра чувств находятся у человека в увязке со справедливостью.

Это не «новая Россия» (ибо старую мы не выбрасываем, как троцкисты), но это – «новый социализм».


Старый социализм остался в прошлом: атеистический, сектантский во многом, он был сокрушён, не сумев преодолеть внутренних противоречий и из-за этого до конца не раскрыл свои эволюционные возможности. К тому же он смешался со многими антинаучными утопиями, а повестку действий ему задавали заполонившие структуры интернационального большевизма: агрессивные сионисты, дети радикального иудаизма (по аналогии с «радикальным исламизмом»).

Когда в черноте троцкистской ночи зло пожрало само себя (как это бывает с победившим злом) – после высокоинтеллектуального, но краткого и наполненного внешними катастрофами правления Сталина, к нам пришли деревенские выходцы и принесли достаточно примитивную крестьянскую утопию, взамен как кровожадного садизма троцкистов, так и конструктивизма сталинистов.

Этот строй, строй крестьянской утопии и мужицких, по сути, грубых и ограниченных представлений о правде и справедливости вытеснил собой сталинский космизм. Мечту о звездолётах вытеснила мечта о жратве и шмотках, чисто крестьянская мечта намучившихся в нищете деревенских страдальцев. Она была воплощена, но в силу ограниченности своей, накормив впервые всех досыта, оказалась далее ненужной и запылённо-заброшенной, как старый транспарант с неактуальной уже демонстрации…

Но народ, плотью и кровью своих тысячами гибших на штурме власти выдвиженцев выдавивший сионистское начало большевизма, мог бы развиваться из крестьянского примитивизма мечты в развитую и всесторонне одарённую личность власти.

Люди в большинстве своём – здравомыслящие. Для разумной трансформации социализма у русских были и горький опыт и знания. Система, изначально выстроенная на крестьянской смётке и мировоззрении хуторянина, в 70-х годах уже (вместе с урбанизацией) перерождалось в народное государство. То есть - в систему без эксплуатации и вранья, а в основе лежало служение простому большинству, полностью обратное сегодняшнему настроению элит.

Сегодня, с одной стороны, людям дарованы все права. С другой – этот дар выхолощен ложью.


Вы почитайте вашу конституцию, ваши законы о труде, социальной защите – там всё «взвейся да развейся»… А на практике всякое право мертво, пока не подпёрто миллионами дензнаков…

Народ беззастенчиво грабят. Вопреки мёртвым буквам закона сегодня рабочий день может быть установлен работодателем любой длины, а мизер заработной платы стал притчей во языцах. Суды не помогают человеку, чаще наказывают тех, кто обратится, чтобы знали: будете права качать - хуже себе сделаете.

Для чего ломали старую систему? Для чего уничтожили и разворовали всё созданное богатство? Вместо того, чтобы поправить бровь, целенаправленно выбили глаз, как образно говорят в народе.

Разве мы не видим, что упыри завладели всем ценным в стране? А ведь иначе и быть не могло (Уравнение Авагяна).

Теперь наша задача, чтобы вновь отстроить элементы социализма - побороть сопротивление внутреннего и внешнего врага. Внутреннего – не только из числа сограждан, но и из разряда подлости человека в себе самом. Социализм не может принять в себя всяких людей. Не всякие люди достойны в нём жить, перейти в него. Те, кто вконец, зоологически растлён нынешней дерьмократией (в прямом смысле слова – властью дерьма) – дальше зоопарка туда войти не сумеет…

***

По сути, шанс, данный приговорённому к смерти народу в феномене Путина – уникален и похож на чудо. По законам социологии и политологии его не могло быть: угасание казалось экономистам и политологам необратимым, но кроме законов науки есть ещё и загадочные флюиды истории…

Но путинский режим в высшей степени противоречив. Он соткан из противоречий, главное из которых – желание правящей элиты жить и выжить, не сгореть в пламени полного и окончательного распада, сохраняя методологию действия во всех смыслах смертоносную. Это всё равно, что одной рукой бинтовать резаные вены, а другой продолжать их резать.

Оттого всё пока туманно, намешано всякого, оттого и непонятно. Принимаются законы и акты с хорошим намерением, целятся в правильном направлении, но сталкиваются при попытках правоприменения с плохими, ранее запущенными пакетами и законодательными актами.

Желают, из чувства самосохранения, насмотревшись на последние минуты Каддафи, совершенствовать, улучшать жизнь людей... И, путаясь, теряют нить...

С одной стороны, наверху понимают, что так долго нельзя и необходимо чётко, ясно взяться за прогрессивное, за то, что мы имели и потеряли, причем в недавнем прошлом.

Нет другого пути, кроме как строить социально - ориентированное справедливое государство.

Несовместимо государственное бытие с воровством. Нужно пресечь воровство, коррупцию, но как это сделать, если не пересматривать воровскую приватизацию, не дать оценки событиям начала 90-х годов?

Чего социального могут нареформировать отставные палачи, демонизаторы, либералы, вчерашние грабители учинившие разгром государства? Им ли дано провести разумные и справедливые реформы? Государственники во власти есть (не все там самоубийцы) – но они страшно рискуют, трудясь бок о бок с бесноватыми, в прямом смысле слова, либералами, такими как Чубайс, Кудрин, Шохин (вспомним его компаньонов учинивших расправу над Россией, на букву «Ш» -Шумейко, Шахрай, Шайнис, с гайдаро-ясиновской зондергруппой!).

Власть набили, как клопы перину, пакостники, слабоумные зверюги, подобные недоразвитому Козыреву, при этом вольготно чувствуют себя экстремисты радикального иудаизма, которым, если по совести – место рядом с радикальными исламистами ИГИЛ!

Главный «прихватизатор» ещё жив и несокрушим, - Чубайс ворует и врёт, не говоря уже о его диверсиях. Чего только стоит Саяно- Шушинская ГЭС!

Когда в Кремле приучатся выносить мусор? Можно ли жить в доме, переполненном мешками с вонючим мусором? Да и мешки-то дырявые…


Чудовищное мракобесие чудом пережитых нами 90-х сравнимо разве что с гражданской войной в России или смутным временем. Общий враг всех, кто хочет жить, а не умереть в ужасных корчах - известен, а мы предупреждены в дальнейшем не доверять, не подаваться, и не повторять прежние ошибки.

А ведь путь в никуда почти пройден до конца маршрута. На наших часах и на часах человеческой истории (в которой действуют люди, а не звери) – без пяти полночь. Вслед за радиацией зла уродливой экономической системы, ВЫСТРОЕННОЙ НА САДИЗМЕ ВМЕСТО ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ, начались предсказуемые мутации, появились психические мутанты.

Украина – это место, где упала звезда Полынь (по украински она называется - чернобыль). Укро-мутант – зловещая и сверхновая фигура.


Существо со сбитыми цивилизационными настройками, полностью подменивший сущность свою навязанной ролью, давно уже не славянин и не совсем уже человек – он много страшнее разрушенных заводов и закрытых молочных кухонь. Заводы можно заново отстроить, всё восстановить, открыть заново – если будет Человек, чей ум и руки это сделают.

Мы же имеем банды растленных мутантов, которые добровольно заливают кровью собственные города, и видят смысл жизни даже не в хапке уже (как приватизаторы-циники) а в голом насилии.

За этой мутацией самой основы «человека исторического», перестающего быть на наших глазах «homo sapiens», и вырождающегося в новый, дегенеративный подвид – поймите, за ней уже нет ничего… Там путь в никуда пройден до самого шлагбаума, и пропуск на вход в обитель лоботомированых, рукотворных олигофренов прокомпостирован…

Так велик ли у нас выбор? Новый социализм, в котором русские вернут себе первородство, некогда украденное у них под бородой Маркса коварными марксистами-западниками.

Или общество перманентной мутации, стирание человеческого генома, перерождение в бессмысленную биомассу, двигающуюся из супермаркета напрямую в супер-крематорий…

В XXI веке вопрос о социализме и сохранении человека, как биологического вида слились на наших глазах; главное, чтобы человечество не «слилось», совершив неверный выбор!

В.Л. Авагян.




Источник.