barmalej000 (barmalej000) wrote,
barmalej000
barmalej000

Category:

- " Не зря Евреям...!!! Япония, вообще въезд запретила... в свою страну...!!! "


Пока писала про свой контейнер и вспомнила, как сама работала в транспортной компании.


Держали ее израильтяне. Основной офис был в Нью-Йорке, а я устроилась в филиал на Юге. Это был промежуточный период, когда, чтобы остаться на плаву, берешься за любую работу. Таких у меня было немного, в том числе, тот мебельный магазин, о котором рассказывала, и эта транспортная компания.

У них было хорошее помещение под склад, и вещи находились в относительной безопасности. Почему, «в относительной»? Потому что позже мне рассказали, что многие израильтяне (не путайте с русскими евреями, приехавшими из Израиля) действительно держат такой бизнес и успели подмочить свою репутацию тем, что грабили заказчиков и закрывали компании. «Мои» вроде бы не грабили. Вернее, не так явно. Они, например, предлагали, профессиональную упаковку вещей за определенную цену, но к окончанию этой работы цена оказывалась совершенно другой. Цены у них была невообразимые. Кроме того, они настолько «химичили» с доставкой, что их без конца таскали по судам, они попадали в «черные листы» за мошенничество, но выкручивались, регистрировали новую компанию под другими именами - это в штатах сделать легко, и все шло своим чередом. Все это я узнала не сразу. Поначалу бегала к менеджеру, пыталась выяснить, почему нельзя отследить груз, где он вообще, почему не доставляют клиенту, если он заплатил за доставку «к дверям». Менеджер, он же – соучредитель компании, искренне удивлялся, какое мне до этого дело:

- Ты комиссионные получила? Так, почему тебя все это волнует?
- Так это – мой клиент! Он же мне поверил!
- Ну, и что? Не снимай трубку и все. Может, ты боишься, что деньги возвращать прийдется?
- Я не этого боюсь.

Понять друг друга мы так и не сумели.

Я сидела на интернациональных перевозках. Работала с клиентами. Общались мы по телефону: либо они звонили в поисках тех, кто поможет им с отправкой, либо я – в писках клиентов. Когда узнавали, что я – русская, то очень радовались и сразу начинали верить. Радовались все: китайцы, индусы, поляки, - все. Мало того, что не американка, значит, мы уже в какой-то степени – свои, но и тот, факт, что русская, повышал кредит доверия ко мне. Со многими я говорила по-русски. C восточными европейцами – как правило.

Кроме меня, в этой фирме работали две негритянки, а потом на работу приняли девочку из Израиля. Она была светловолосой, с курносым носом, совершенно, на мой взгляд, непохожая на семитку. Меня она, почему-то невзлюбила. Почему, не знаю, но как мне показалось, она просто не любила русских, ну, а меня – в частности.
Сама она вообще не работала. Чем она занималась, сидя за компьютером не знаю, но и это было не часто, потому что в основном, просиживала на крыльце, разговаривая по телефону.

Менеджер очень редко находился в офисе, бегая по судебным заседаниям или еще каким делам. Он всегда подробно рассказывал нам, куда и насколько уходит. Но на самом деле, большей частью сидел в кустах, напротив здания, где мы работали, и следил, не нарушаем ли мы трудовой договор, используя рабочее время в своих интересах. Нарушали все, кроме меня. Мне это в голову не приходило. Обе негритянки рассыпались в разные стороны по своим делам, я выучивала оправдательную версию каждой, на тот случай, если нагрянет начальник, до их возвращения. В распорядке дня израильтянки не менялось ничего. Она по-прежнему курила на крыльце, разговаривая по телефону. Машины у нее не было, иначе, я думаю, она бы первой «рассыпалась в разные стороны».

О том, что менеджер регулярно сидит в кустах, он сам нам позже и поведал, совершенно того не стесняясь.

Еще он проверял нас таким образом: резко вылетал из кабинета и приземлялся за спиной у одной из нас или, наоборот, медленно шел в сторону двери, ведущей на склад, в последний момент менял траекторию и одним прыжком оказывался у кого-то за спиной. Так он проверял, что у нас на компе. Одна искала себе спутника жизни, а другая – просто знимался покупками. Про третью – молчу, она большей частью находилась на крыльце.
Как-то он разговаривал с девочками и, указав на меня, что-то сказал. Я вообще абстрагируюсь от всех разговоров, если они меня лично не касаются, но указующий перст не заметить не могла и потому вежливо спросила:

- Чего?
- Тебя застукать невозможно, - неодобрительно ответил менеджер. – Ты все время работаешь.
Я растерялась:
- А что я должна делать?
- Работать!
Однако выражение его лица не менялось.
- Я что-то не так делаю?
- Да, нет. Ты просто честная такая... – сказал он чуть ли не брезгливо, - как ни подойду, у тебя всегда рабочие файлы открыты, – и он все также неодобрительно посмотрел на меня.

В присутствии этого менеджера я испытывала такое напряжение, что безостановочно кашляла.
(Про кашель отдельно напишу,)
- Что ж ты кашляешь-то так? – спрашивал менеджер.
- Рудники и все такое. Тяжелое детство, - отмахивалась я, потому что не знала, что мне ему ответить.

На самом деле, на меня так действовал сам менеджер. Этот постоянный контроль и слежка, а также страх, что он облапошит человека, который мне поверил, держали меня в состоянии устойчивого эмоционального напряжения.

- Ты неправильно с клиентами разговариваешь, – упрекала меня израильтянка, - ты с ними вступаешь в какие-то доверительные отношения, а это – неправильно. Потом твои клиенты только с тобой хотят разговаривать.

Действительно, отношения с клиентами становятся доверительными. Они заказывают контейнеры задолго до отъезда и регулярно звонят, обсуждая все детали. Естесственно, ты уже знаешь, что они везут, представляешь этих людей, иногда выслушиваешь историю их жизни и проч.

При заказе трака по штатам долговременных отношений не получалось, и мое общение с клиентами не очень нравилось остальным. Особенно, израильтянке.

- Они так с ней разговаривают... комплименты делают... Я тоже хочу, чтоб со мной так говорили.
- Ну, хочешь, - говорю, - этому клиенту дай инфу в следующий раз. Он всегда в любезностях рассыпается.

Она хотела. Но мужик потребовал меня к телефону, а узнав, что я «заболела», очень сухо поговорил и распрощался. А потом, мне уже, сказал, что делать комплименты русской – в радость, потому что мы их принимаем, а американка может подать в суд за сексуальные домогательства. Была ли девушка американкой или израильтянкой, ему было неважно, главное, - русской она не была.

После этого, она невзлюбила меня еще больше и стала громко говорить о том, что ведь неизвестно, что я говорю клиентам, когда говорю по-русски.

И была права, потому что я не была уж такой честной по отношению к компании. Я действительно работаю в свое рабочее время. И даже в нерабочее - в ущерб своему времени и зарплате. Но мне было очень неприятно участвовать в обдирании клиентов. И, в конце концов, я стала предупреждать их не соглашаться на упаковку, потому что счет может оказаться гораздо выше, чем та сумма, о которой их предупредили, не платить дополнительные деньги за доставку контейнера «к дверям», а лучше договориться самим с местными транспортными компаниями. Я честно предлагала им сервис компании, в которой работала, но многие из них впадали в шоковое состояние из-за озвученной цены и от наших услуг отказывались, (такой запрос квалифицировался, как «мертвый»). И если они все же просили меня помочь отправить их груз, я помогала, но ... через другие компании с нормальными ценами и нормальной репутацией. Денег я не зарабатывала, но обросла друзьями.

Мы расчитывали объем и вес груза, готовили договорные документы. Затем, после подписания бумаг, клиент переходил в руки менеджера, который, по совместительству, был диспетчером.
Если диспетчерская служба и велась, то я об этом ничего не знаю. На международных перевозках сидела я одна. Девочки занимались местными перевозками – по штатам. Диспетчер был необходим при долговременных перевозках, т.е. для моих клиентов. Но каждый раз он, странным образом, избегал отвечать на телефонные звонки. Клиенты опять звонили мне, я бегала к менеджеру, просила разобраться, где контейнер, расстраивалась от того, что он так непонятно себя ведет, а он, в свою очередь, очень удивлялся, чего я так переживаю, комиссионные же мне выплатили и все. Работали мы только за комиссионные. Они и составляли нашу зарплату.

Страховкой, декларациями компания не занималась. И вот, почему. Как я потом поняла, эта компания вообще не занималась перевозками на дальние расстояния. Они были просто посредниками. То есть, оформлялось все через них, и клиент действительно думал, что отправляет его груз эта компания. Но на самом деле, у них уже были наработанные связи с теми компаниями, которые непосредственно занимаются отправкой груза. Поэтому и диспетчерской работы не велось, как таковой. Думаю, все это можно было организовать, но им это точно было не нужно.

Что касается местных перевозок, то если таковые были, менеджер заказывал трак, и очень часто сам и отвозил груз, если это были небольшие дистанции. Грузчиками были мексы и всегда разные. У нас там есть места, где кучкуются нелегальные мексы. Туда даже подъезжать опасно. Они набрасываются на машину, забиваются вовнутрь в сумашедшем количестве, орут, толкают друг друга – тут главное, уже просто вырваться от них – и работают за копейки. И считают потом, что им страшно повезло, ведь другие могут так и простоять весь день на жаре, не заработав ничего. Все они, при этом врут, что говорят по-английски, хотя кроме «йес!» в ответ на «До ю спик инглиш», ничего не знают.

Так что, компания эта постоянно рентовала помещение, а все остальное – по мере необходимости.

Последним случаем, возмутившим меня, был отказ доставлять груз моей клиентке в Швейцарию из Антверпена, по-моему. В общем, в каком-то порту он застрял. Менеджер скрывался от звонков клиентки, она звонила мне, а я не представляла, что могу сделать, и очень переживала. В конце концов их разговор состоялся, и менеджер потребовал дополнительную, и немалую, оплату, свалив все на меня. Якобы, я напутала все в договоре, что было исключено, потому что он визировал каждый договор. Клиентка рассердилась и начала тяжбу. Она мне и рассказала об этом их разговоре. А менеджер вызвал меня и сказал:
- Эта Кристина, она противная такая. Она тебе мозги запудрила, и ты, нечаянно, сделала ошибку.
- Никакой ошибки я не делала, я сто раз подходила уточнять каждую цифру. Кроме того, без твоей визы не отправляется ни один документ клиенту.
На суд он пошел один. О результатах нам не говорил.

Я там проработала несколько месяцев и ушла, не выдержав напряжения.

Израильтянку уволили еще при мне. Менеджер сильно ругался и зарекался никогда не связываться с израильтянами, потому что гнуснее народа нет на свете.

- Не зря нам Япония вообще въезд запретила в свою страну!

Про Японию я не знала, его заявления очень доставляли, и я спросила, а ничего, что он тоже израильтянин?
- Ну, и что с того? – отозвался он в ответ, - И я такой же!

Тут, ничего прокомментировать не могу, так как ни до, ни после, с израильтянами мне сталкиваться не приходилось.

После этого я занималась росписью домов, что резко повысило уровень семейного благосостояния и просто доставляло мне удовольствие.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments